Вторник, 22.08.2017, 14:08

Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Наши публицисты
Военная и творческая биография. [1]
Воспоминания (в стихах). [1]
Размышления вслух (в стихах)
Чтобы не ушло в небытие (часть 1) [1]
В семье, где я рос, не баловали, была разумная строгость мамы и бабушки...
Чтобы не ушло в небытие(часть 2) [1]
...Службой, как и бытом я не тяготился. Деревенская закалка и отсутствие в нашем доме роскоши позволяло чувствовать себя спокойно, быть, в некотором роде, оптимистом.
Чтобы не ушло в небытие (часть 3) [1]
Мне в жизни везло на хороших людей. за что им благодарен.
Чтобы не ушло в небытие (часть 4) [1]
Впереди идущим всегда тяжело. У них замечают малейшие недостатки.
Чтобы не ушло в небытие (часть 5) [1]
Слухи о передислокации бригады подтвердились...Какая "радость" в семьях офицеров от известия о переезде, да еще куда - на Дальний Восток.

Мини-чат

Форма входа

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Главная » Статьи » п-к Асипкин А.И. » Чтобы не ушло в небытие (часть 1)

    Асипкин А.И. Моя служба в ВС СССР.
    Чтобы не ушло в Небытие…
     
             Часть первая

            Браться за написание воспоминаний о своей службе я, откровенно говоря, не собирался.
    Раньше, когда были живы мои мама и бабушка, по их просьбе я написал «О нашей родословной».
    Так я назвал то, что они мне поведали о наших предках, их детях, внуках и правнуках, других родных и
     близких. Мне хотелось, чтобы это не ушло в небытие.
    По просьбе многих бывших сослуживцев, хорошо
     мне знакомых, я начал работу над воспоминаниями о своей службе и , в общем-то, о своей жизни.
    Все, что было мною написано, я объединил под одним общим названием «Чтобы не ушло в Небытие».
    Здесь постараюсь рассказать в более сжатом варианте о путях-дорогах, связанных со службой.

     

     Жизненный выбор сделан
      ...

            Итак, в 1958 году я окончил среднюю школу, без «троек», на «четыре» и «пять». Для меня не стоял вопрос, куда поступать учиться. Желание было одно – только в военное училище. Естественно обратился в РВК Буда-Кошелево с просьбой о направлении меня на учебу в военное училище. Медкомиссию я прошел. Дело осложнялось тем, что на то время мне не исполнилось 17 лет: я родился 7 сентября 1941 года. Новое свидетельство о рождении (не без помощи моей мамы, Надежды Михайловны) мне выдали в РайбюроЗагс. По нему я родился 1 мая 1941 года. Собрав нужные документы, отправил их в райвоенкомат.

           Решил поступать в военное училище, находящееся в городе Укмерге (Литовская ССР). Литва была ближе к Беларуси, где жили я и мои родные. К поступлению в училище готовился, а мама стала покупать мне что-то из одежды, т.к., ясное дело, сын отправлялся «в люди». С деньгами всегда была напряженка. Спасибо маме и бабушке. Не без трудностей, но все таки, они меня одели и обули во все новое. В августе пришел ожидаемый вызов из РВК. В назначенное время я получил проездные документы для следования в военное училище.
           Добирался до станции Буда-Кошелевская (она, забыл сказать, в Гомельской области) на подводе – телеге, в которую запряжена лошадь. Без проблем приехал поездом до станции Вильнюс, а затем до станции Укмерге ехал на такси, т.к. мне надо было бы долго ждать идущего туда автобуса, а уже темнело. Таксист и подвез меня к самому КПП училища. Понятно, какие волнения испытывали мои мама и бабушка: впервые один я ехал в такую даль-дорогу.
         
            Жили кандидаты для поступления в училище в палатках. Познакомился с некоторыми из них, что были размещены в палатке, где и я тоже. Среди моих однопалатников были ребята из Беларуси, Украины, России и других республик Союза. Распорядок дня в палаточном городке выполнялся строго. Несколько дней подряд мне пришлось проходить медкомиссию. Помните, она уже была второй.  С выводом «годен» я ее прошел и в этот раз.
           Серьезным испытанием стала сдача экзаменов. Неожиданным была сдача зачетов по физподготовке: бег на короткие дистанции, кросс, подтягивание на перекладине и другие. Хорошо, что я любил работу, жил в деревне, был физически развит. Эту проверку прошел успешно. Все экзамены (не стану о них рассказывать) я сдал успешно, повторюсь – успешно. На комиссии, проводимой после них, я высказал свое желание – быть механиком. Меня зачислили в подразделение, где курсанты готовились по этой специальности. Конечно, о своем поступлении в военное училище, ВАСУ (военное аэродромно-строительное училище),  я сообщил в письме своим родным.
         
           1 сентября состоялось торжественное построение училища. Был зачитан приказ о зачислении поступивших в список личного состава училища и присвоения им первичного воинского звания «курсант». Так я стал военнослужащим – курсантом. Военную присягу принял 2-го ноября.
          Вся жизнь курсантских подразделений строго регламентировалась распорядком дня. От подъема и до отбоя. Собственно меня это не тяготило. В семье, где я рос с младшим братом, не баловали, была разумная строгость мамы и бабушки к нам. Спасибо им, что они воспитали нас быть аккуратными во всем, не бояться трудностей. Требовательность командиров к курсантам была очень высокой. Объективности ради, замечу, что учился я на «хорошо» и «отлично».
            В нашем взводе было 6 белорусов. Настоящими друзьями мне стали Виктор Рачковский и Геннадий Уласевич. Оба из Беларуси. Скромные, высокопорядочные ребята. Они тоже хорошо успевали в учебе и службе.
         
           Очень серьезная в училище была учебная база. Имелся свой полигон с необходимой техникой, оборудованием. В мастерских были разные металлорежущие станки, цеха для выполнения тех, или иных работ, само собой, был автодром, стрельбище, полосы препятствий, инженерные укрепления, склады ГСМ. Главным же предметом, мне кажется, все таки являлось изучение техники, механизмов, их обслуживание и ремонт. Нас основательно учили работать на многих видах машин, станках и оборудовании.
           
          На всю жизнь запомнил первых командиров подразделений, где я учился, служил. Командиром взвода был капитан Гордеев И.В., в меру требовательный и добрый офицер. Его уважали. Командиром роты в то время был майор Омельченко Н.И., худощавый, с усами, щеголеватый, энергичный, полная противоположность полному, я бы сказал, плотному, круглолицему Гордееву. Своего ротного мы обожали, ему в чем-то старались подражать. Человеком, не лишенным юмора, справедливым, любящим дисциплину и порядок – таким вот мне он помнится через многие годы.
          Начальником нашего военного училища был полковник Грозин П.Н. Бывший фронтовик, крепкого сложения, среднего роста, седовласый, с многочисленными наградами, он сам был примером уважительного, заботливого отношения к военнослужащим. Его за глаза, как говорится, называли курсанты «Батей».
           
          В то время, когда я учился на первом курсе, у власти был Хрущев Н.С. О его неординарных действиях рассказывать не стану. Об этом много написано. Видимо, не без его согласия, некоторые военные училища из европейской части страны передислоцировались на восток. В Сибирь, Приморье. Такая участь не обошла и наше в/училище. В 1959 году оно было передислоцировано в Забайкалье, под Читу, в поселок Песчанка, на не совсем еще подготовленное место. Казармы и другие здания были сборно-щитовые. Нас – курсантов, из Укмерге до железнодорожной станции Песчанка везли в «телятниках», т.е. – в вагонах-теплушках. Таких, мягко говоря, неважных условий (в бытовом плане) для личного состава, как там, я что-то не припомню. Нигде я так не мерз, как в этой Песчанке зимой. И в казарме, и в учебных классах. Нам даже разрешали одевать телогрейки. Молодость выдерживала все трудности.
         
          В Литве я закончил 1-й курс, в Забайкалье – второй. В 1960 году наше училище расформировали. По-моему, до руководства МО СССР наконец-то дошло, что надо исправлять ошибку по части размещения военного учебного заведения в глухой, не приспособленной для этого местности, территории. Стыдобища – в таких условиях готовить будущих офицеров. Курсантов нашего училища переводили для дальнейшей учебы в Пушкинское военное училище, что в Ленинградской области.

       
        

     
           Военное училище, ПВСТУ, как и в Литве, размещалось в многоэтажных зданиях. В казармах были все бытовые условия, о которых, во многом, забыли в Песчанке. Конечно, требования к курсантам всегда и везде предъявлялись высокие. По моему глубокому убеждению, с подчиненных можно строго спрашивать, когда им созданы нормальные бытовые условия, и они в полном объеме обеспечены всем необходимым.

        
     
    Командование ПВСТУ. 1961 год.

         Начальником военного училища в то время был генерал-майор Орлов И.Н., а командиром батальона – подполковник Лежепеков А.С. Командовал нашей ротой капитан Колокольцев Ю.И. Командиром взвода был ст. л-т Гаранжин (его имени и отчества не помню), рано лысеющий, худощавый, подвижный человек. По-моему, он находился, как говорят, не на своем месте. Близким к нему по суете можно отнести и Колокольцева. Невысокий ростом, толстоватый, круглолицый, розовощекий, он всегда куда-то спешил, много шумел, кого-то распекал, заходя в помещение роты. Его, скорее, побаивались, чем уважали курсанты.
           Полной противоположностью полковнику Грозину П.Н, начальнику ВАСУ, был начальник ПВСТУ генерал-майор Орлов И.Н. Высокий ростом, крепкого сложения, он одним своим видом внушал страх подчиненным. Орлов не терпел одиночно идущих по территории курсантов. Требовал передвижения только строем и строевым шагом, а «одиночки» должны бегать. Вот и убегали при виде Орлова курсанты. Лучше было не попадать ему на глаза, т.к. он всегда остановит, к чему-нибудь придерется, заставит несколько раз пройти мимо него строевым шагом.
     


     
            Тем не менее, мы старались хорошо учиться. Что нам характеры командиров. Третий курс – выпускной курс. И этим все сказано. Учился я неплохо – без троек. Изучение предметов всегда заканчивалось экзаменами, или зачетами. Конечно, волнения были, но, видимо, так уже устроены люди: экзамены есть экзамены.
            Преддипломную практику мне довелось проходить в ПрикВО, в городе Стрий, в Львовской области, в одной из строительных частей. Стажировался в должности командира взвода, который выполнял работы по строительству военного объекта. Условия работ там были очень тяжелыми. Поджимали сроки. Оценили мою стажировку, как я помню, на «хорошо».
        
           Самым серьезным испытанием для меня (и не только) была работа над дипломом и его защита. Не стану называть тему ее по известным причинам. Но перед этим нужно было еще сдать государственные экзамены, как их называли курсанты – «госы». Все экзамены сдал успешно – на «хорошо и «отлично» В установленный срок дипломную работу я закончил. Госкомиссия защиту диплома оценила  на «хорошо». Осталось ждать приказа Министра обороны СССР о присвоении выпускникам первичного офицерского  воинского звания – «лейтенант». В одном из ателье города Ленинграда была пошита (теперь уже можно сказать) лейтенантам форменная одежда.
        
          Не передать словами, как проходило все в день выпуска курсантов. Личный состав училища был построен в парадной форме одежды. Состоялся вынос Знамени. Был зачитан приказ Министра обороны о присвоении выпускникам воинского звания «лейтенант». Нам вручили дипломы и погоны. Я очень волновался, когда их получал, особенно, когда прощался со Знаменем училища.
     


     
          Мы, выпускники, уходили в новую для себя жизнь. Выпускной вечер молодых лейтенантов состоялся в одном из ресторанов города Пушкина. Он прошел без каких-либо «разборок», не было и пьяных. Чувство ответственности не покидало нас и за пределами военного училища.
            После вечера мы, бывшие курсанты, провели последнюю ночь в своей роте. На следующий день выпускники-лейтенанты уезжали в отпуск. Естественно, проездные документы были получены. Все знали, куда нужно прибыть по окончанию отпуска. Перед отъездом я со многими ребятами нашего взвода обменялся адресами, фотографиями. Были объятия, рукопожатия. Если честно, было и радостно и грустно.
            Поездом  «Ленинград – Киев» я приехал на станцию Буда-Кошелевская. До своей деревни Неговка, где жили мои родные, добирался со многими трудностями, но это не могло омрачить (даже нисколько) того состояния, которое я испытывал вернувшись домой. Меня ждали с нетерпением. Ждали мама, бабушка, брат Ваня, любимая девушка Нина.

    23 декабря 2011 года.
     

    (Продолжение)               (Назад)
     

    Категория: Чтобы не ушло в небытие (часть 1) | Добавил: defaultNick (05.02.2012)
    Просмотров: 759 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Время жизни сайта


    Copyright MyCorp © 2017Конструктор сайтов - uCoz