Вторник, 30.05.2017, 04:35

Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Наши публицисты
Военная биография. [1]
Виталий, Смелого Сын. [1]
Афганские истории
Виталий, Смелого Сын. Продолжение. [1]
Виталий, Смелого Сын.Окончание.
Виталий, Смелого сын. Окончание. [1]
Комбриг раз [1]
О командире и учителе
Дорога длиною в жизнь [1]
Наш штришок на земном шарике
прапорщик Дима. [1]
Прапорщик Дима (Окончание) [1]
Повесть о настоящем прапорщике.
Мулла. [1]
Инициатива наказуема. [1]
Другу. [1]
Другу (Окончание). [1]
Дорожная рапсодия Часть 1 [1]
Дорожная рапсодия. Часть 2 [1]
Чаботько А.А. Рвение. [1]
По следам пожелтевших фотографий.
Меньшенин Ю.М. Афганские случаи. [1]
Меньшенин Ю.М. Афганские случаи (Продолжение). [1]
Воспоминания о службе в Афгане
Чаботько А.А. Цена ошибки. [1]

Мини-чат

Форма входа

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Главная » Статьи » п-к Чаботько А.А. » Дорожная рапсодия. Часть 2

    Чаботько А.А. Дорожная рапсодия. Часть 2.
                  
      2. ЗАБАЙКАЛЬСКИЙ КАЛЕЙДОСКОП
           (поговорки, меткие изречения, истории, были, небылицы)

                        Семья. Быт

            Буквально через месяц службы, как и обещал комбат, я получил квартиру в новом сборно-щитовом ДОСе (дом офицерского состава). Мы в шутку называли их «сборно-щелевыми»: идет вечером офицер со службы, видит сквозь щели конструкций свет пробивается. Ага, значит свои дома - ждут. Планировка квартир в нашем доме была простой. Общий холодный коридор, сбитый из необрезных досок на две семьи. В квартире кухня с печью и почему-то с двумя окнами, далее смежная с нею и чуть большая, чем кухня, комната, но уже с одним окном. Отопление в нашем ДОСе было печное, хотя трубная разводка по дому была проведена и полузаглубленная котельная в наличии имелась.Но времени для запуска водяного отопления, как всегда не хватило – все силы были брошены на выполнение плана строительства дороги.

           Была ранняя весна. На сопках еще лежал снег. Дров для топки печей мне естественно никто не заготовил. Пришлось взять солдат из только прибывшего пополнения, погрузить инструмент в машину и выехать в тайгу. Как великий полководец перед сражением я давал указание «войскам» заготавливать только сухостой и указывал деревья, которые подлежат спиливанию.Какое же было мое удивление, когда после распиловки бревен на чурки и  их рубки на поленья, сухих дров, практически, не оказалось. Ситуация прояснилась быстро. В Белоруссии в лесах лиственница не растет. А, как известно, лиственница свои иголки на зиму сбрасывает, что и привело к моей ошибке: сырое дерево принял за сухостой. Зато в следующую зиму дрова из лиственницы весело и шумно, пугая сынишку, потрескивали в печке, одаривая нас таким необходимым в 40-градусные забайкальские морозы теплом.

          После двух первых месяцев моей службы, когда немного потеплело, я получил краткосрочный отпуск по семейным обстоятельствам. Цель отпуска – привезти семью и отгрузить вещи к месту службы. В Гродно добрался быстро: поездом до Иркутска, дальше одним самолетом до Москвы, а вторым к месту назначения. Появился я у тещи в форме загоревший офицерским загаром (лицо и кисти рук) и похудевший. Меня все долго и тщательно расспрашивали об условиях службы, климате, квартире. На все вопросы отвечал бодро, приукрашивая настоящую действительность. Главная задача состояла в том, чтобы вырвать из цепких рук родителей жену и сына. Димке было 2,5 годика и он периодически болел простудными заболеваниями, жена выросла в городе, хотя и в мало габаритной  квартире, но в тепличных условиях со всеми удобствами городской жизни.

         В контейнер загрузили нехитрый свой скарб, тесть добавил из своих запасов бутыль яблочного вина, к производству которого и я приложил в свое время руку. Обратно добирались таким же способом. Единственно, чтобы сгладить контраст между Гродно и Хохотуем, для ночевки остановились в Петровск-Забайкальске в гостинице «Сибирь». Поужинали в гостиничном ресторане. Жене все это даже понравилось. А утром на пригородный поезд.
         Вот и наша «смешная деревня». Неся чемоданы, со стороны наблюдаю за выражением лица жены. Одета она модно, недаром Польша рядом с Гродно, на ногах босоножки из ГДР на высокой платформе – последний писк! Грунтовая проезжая часть и деревянные тротуары, со следами экскрементов коров и коз явно не вызывают у нее восхищения. Перевалив через небольшую насыпь нашей строящейся дороги, оказываемся на окраине поселка, где нет уже и допотопного тротуара. Состав  почвы в Хохотуе такой, что в дождливую погоду на сапогах налипают огромные тяжелые и трудно счищаемые комья грязи. Перейдя небольшой деревянный мостик через один из мелких рукавов речки Хохотуйки, который наполняется водой только весной и в большие дожди, оказываемся на небольшом острове.
     
        Здесь одиноко стоят более солидный ДОС командования части (со всеми удобствами) и небольшой, но недавно построенный, с завалинкой из шлака наш домик на четыре семьи, который предполагает ежедневные занятия офицерским троеборьем (вода, дрова, помои). Строила этот ДОС 1-я рота. Ее командир Леша Паук, который соседствовал со мной через стенку, с гордостью рассказывал, что при монтаже конструкций дом заметно наклонился в одну из сторон. Дефект был исправлен им быстро при помощи отвала бульдозера (подрихтовали!). 
     
        Увидев наши апартаменты, укомплектованные армейской мебелью и солдатскими кроватями с чистыми, но многократно стираными простынями, посуду и столовые принадлежности, позаимствованные из части, жена окончательно расстроилась. А в довершение всего крашенные в зимние холода полы начали, как змеи в период линьки, освобождаться от краски.
       Сделанная солдатами на скорую руку печка в своей конструкции имела мало колен и переходов, быстро нагревалась до покраснения варочной поверхности плиты и также быстро остывала, обладала сумасшедшей тягой, от которой нервно вздрагивала не только топочная дверца, но и легкая перегородка разделяющая квартиру на кухню и спальню.
         Но выслушивать «охи и ахи» жены было некогда, меня ждал асфальт! Ей помогали соседки, кто словом, а кто и делом. Начальник вещевого склада Боря Минаев, узнав о моих проблемах, выдал одеяла, простыни и наволочки 1-ой категории. С продовольственного склада части выписали необходимые для питания продукты: мясо, крупы, макароны, мясные, рыбные и молочные консервы, соленую рыбу красных пород, сельдь. Учитывая бедность магазинных полок в поселке, такое обеспечение семей военнослужащих продовольствием в части было нормой, как и выдача за плату мяса при забое животных подсобного хозяйства.

        Почему то самыми лакомыми частями свинины считались у офицерских семей лопатки и задние ноги. Наши родственники в Белоруссии из продольных спинных мышц свиньи умели готовить деликатес, который по-польски назывался полендвица. Эту вырезку замачивали в специальном рассоле, а после, обернув в тряпицу, коптили. В сухом и прохладном месте она доходила, подсушиваясь, до готовности. Отрезав тонкий розовый ломтик мяса можно было наблюдать на свету сияние мелких кристалликов засохшего соляного рассола. Дед Станислав эту вырезку называл «диким мясом». Поэтому если меня начальник продовольственного склада прапорщик Огиенко спрашивал, какую часть туши я хочу взять, ответ был однозначным.

        С голоду умереть в Хохотуе было невозможно, нужно было приложить только руки.



       Быт стал постепенно налаживаться. Особенно мои домашние почувствовали облегчение, когда пришел контейнер с диван-кроватью, двумя креслами, шкафом, журнальным и кухонным столиками, холодильником, посудой, бельем и прочими хозяйственными вещами.

        Поездка за контейнером совпала с выездом помощника начальника снабжения в город Петровск-Забайкальский на бригадные склады. Узнав, что в контейнере имеется вино (я поделился с ним своими сомнениями: смогло ли оно преодолеть пяти тысячный километровый путь из Западной Белоруссии в Забайкалье?), он многократно упрашивал меня в дороге остановиться и проверить целостность бутыли. Наконец с большим трудом вино было извлечено из своего заточения. Не один раз мы останавливались в красивых местах, поднимая солдатские кружки с золотистым искрящимся вином за удачное мое устройство на новом месте, взирая на красивые зеленые долины Хилка и покрытые свежей зеленью сопки. 25-литровый объем бутыли не давал мне сомнений в том, что мне удастся довезти большую часть вина до Хохотуя.

        Квартира за короткий срок приобрела обжитой и уютный вид. Вечером с радостью шел домой к своей семье, где меня ждал вкусный ужин. Димка категорически настоял на том, что он будет спать только на солдатской кровати, как настоящий солдат. Спальное место определили ему в наиболее теплом месте комнаты у печной стенки. Зимой накрывали его двумя ватными одеялами. Утром, когда воздух в квартире остывал, из-под одеяла торчал только кончик его белобрысой макушки. Согнувшись от холода, я выскакивал из теплой постели и первым делом бежал растапливать нашу спасительницу печь дровами, которые были припасены и просушены заранее. Веселое потрескивание горящих поленьев были сигналом моим домашним к утреннему подъему. Последним выползал, когда более-менее прогревалась комната, как маленький медвежонок из своей берлоги, сынишка. Его тут же тепло одевала жена. Ходил дома он в валеночках и меховой безрукавке.
        Пол и наружные стены всегда были холодными, через неплотности утеплителя в конструкциях дома проникал снаружи холодный воздух. Поэтому как печку в сборно-щитовом ДОСе не топи, через 4-5 часов в квартире становилось прохладно. Весной следующего года под руководством Паука солдаты набили на наружные стены дранку и оштукатурили их снаружи цементным раствором. Стало немного теплее.
       
       Летом уже я набрался храбрости и решил организовать водяное отопление. Завезли бак для воды в котельную, залили водовозкой воду в емкость, установили ручной водяной насос БКФ-2, подсоединили его к отопительной системе. Начали насосом закачивать воду в систему. Почти весь бак воды ушел, а из вентиля обратки вода так и не появляется. Прибегает испуганный солдат из моей квартиры, докладывает о том, что на полу появилась вода. Захожу в комнату, а там в большой луже плавает напольный ковер! Во всем оказался виноват дембельский аккорд солдат 1-й роты. Стыки трубы обратки диаметром 75 мм, лежащей на полу, были не проварены сваркой снизу. Пришлось, обильно поливая водой деревянные конструкции стен, газосваркой вырезать отверстия в трубах и через них заваривать нижние части стыков. Намучились изрядно во всех четырех квартирах. Зато зимой конца не было от благодарностей со стороны жильцов ДОСа, особенно женщин. Только один был допущен недостаток в моей конструкции – расширительный бачок топливной системы повесил над своей дверью. И однажды утром в хороший мороз не смог выйти из квартиры из-за образовавшейся мощной сосульки. Пришлось вносить в конструкцию изменения.

        Моя жена, имевшая музыкально-педагогическое образование, в отличие от других женщин гарнизона, довольно быстро нашла себе в поселке работу. Сначала в школьной библиотеке, а затем получила ставку учителя пения. Директор школы, передавая библиотеку новому работнику, предложил книги поштучно не принимать, а подписать сразу акт приема-передачи. Жена вечером обратилась ко мне за консультацией. Я порекомендовал ей на поводу у директора не идти, иначе при недостаче книг ей придется за них платить. При надлежащем приеме материальных ценностей библиотеки была выявлена крупная недостача. Озадаченному директору пришлось немедленно решать вопрос по списанию недостающей литературы, а часть наиболее ценных книг вынужден был вернуть обратно из домашней библиотеки.

        Во время отсутствия мамы на работе сын оставался дома один. Присматривать за ним мы просили жену Паука Тамару. Димка, очень сильно привязанный к матери, какое-то время игрался самостоятельно с игрушками, а потом, неотлучно, стоял у окна и смотрел на дорогу, по которой должна была придти мать, и тоскливо при этом причитал.
       Через администрацию поселка удалось добиться сыну места в садике, в котором жена периодически подрабатывала музыкальным работником, организовывала детские утренники, новогодние елки, проводила другие музыкальные мероприятия.
        Иногда зимой в утренние часы, когда жена сильно спешила на работу, мне приходилось наблюдать возникающие у нее с сыном конфликты. Поводом к ним было то, что Дима ультимативно заявлял матери, что не пойдет в сад пока не попьет горячего чая. Она же говорила, что он все равно будет завтракать в саду и там может попить горячего. Дима, несмотря на доводы матери, ее взвинченный вид, не спеша, важно пил чай, заверяя нас, что иначе он замерзнет. Жена одевала его так, что из узкой щели между шапкой и шарфом видны были только его глаза. Даже ребенок понимал, что шутить с сибирскими морозами нельзя!

        Хотя благодаря холодам у нас в поселке появлялся деликатес – Московский пломбир в шоколаде. Московские комбинаты объемы выпуска мороженного зимой не снижали и производили отгрузки товара в холодные регионы страны. Брали мы его целыми ящиками и хранили на полке холодного коридора и вечерами у жарко натопленной печи наслаждались его непередаваемым вкусом и ароматом.
       Точно также в конце лета – начале осени нам, если повезет, удавалось полакомиться арбузами, которые привозили в Петровск-Забайкальский.
        Насытить организм витаминами в Забайкалье было трудно, т.к. из-за сурового климата такие обычные деревья для средней полосы как яблоня, груша, вишня, слива там не произрастали. Здесь весна наступает довольно поздно. Даже черемуха цветет в середине мая, а сирень – только в июне.

        В каждом полисаднике в Хохотуе росла черемуха. Много было ее и в долине речки Хохотуйки. Черёмуха не только красивая. Её плоды не только едят свежими, но также сушат на противне, а зимой пекут пироги. Для этого их мелко мелят в кофемолке, или растирают пестиком косточки. Потом разводят кипятком, процеживают через ситечко, чтобы избавиться от кусочков косточек, и варят до загустения, добавляя сахар или мед. Вкус бесподобный, но сколько возни!
     
       В Забайкалье еще много голубики, которая является мощным противоцинговым средством, хотя витамина С в ней гораздо меньше, чем в других плодах и ягодах.

       Однажды удалось мне вырваться с работниками местной школы в поездку за этой ягодой. Переехав на допотопной школьной грузовой машине через многочисленные рукава реки Хилка на противоположную от поселка сторону мы оказались на пологой возвышенности бывшей вырубки, поросшей молодыми лиственными деревьями.

       Дальше дороги не было и нам пришлось спешиться и двигаться пешком к зеленой слегка заболоченной долине. Чтобы туда попасть, необходимо было преодолеть болотистый ручей, через который была наведена узкая гать из тонких срубленных кем-то деревьев. Выстроившись в цепочку, и поддерживая друг друга, люди медленно и осторожно форсировали водную преграду. Двигаюсь вперед предусмотрительно нащупывая ногами шаткую переправу сам и предупреждаю жену, чтобы шла за мной строго след в след и предлагаю свою руку в качестве страховки.
        Она же, отмахнувшись от меня, как от назойливой мухи, в ответ: - "Знаю, не учи!"  И через мгновение, ступив в сторону от указанного мной маршрута, проваливается, охнув от ледяной воды, по грудь в ручей. Легкое происшествие всех развеселило, на жарком летнем солнце жена согрелась и обсохла быстро.
       На вкус голубика преснее, чем черника, но по размерам чуть меньше плодов вишни. Собирать ее одно удовольствие. Не успеешь оглянуться как ведро уже полное.
      
       В сентябре-октябре в Забайкалье идет добыча еще одного местного деликатеса - кедрового ореха. Работа это достаточно трудоемкая. Довелось и мне один раз поучаствовать с местными жителями в заготовке ореха дедовским способом с использованием колота (большого деревянного молота). Учитывая, что шишка в период созревания держится непрочно на ветках, колотильщик с земли наносит удары по стволу дерева.

     Шишки сыплются на землю как град, успевай только закрывать голову.
        Сложность такой заготовки состоит еще и в том, что нужно суметь добраться до места и  вернуться с добычей обратно. Путь составляет 20-30 километров вглубь тайги, сначала на машинах по лесовозной дороге, а затем пешком, вверх, на крутой хребет. Правильное название дерева-гиганта: сосна кедровая сибирская (кедр сибирский). Живет до 500-600 лет. Это мощное дерево высотой до 40 метров и диаметром ствола до двух метров с густой многовершинной кроной. Кора пепельно-серебристая, затем темнеющая и растрескивающаяся, хвоя в пучках темно-зеленая длиной около 10 см. Шишки широкояйцевидные, довольно крупные до 15 см, покрытые короткими, жесткими волосками. Темно-бурые орешки созревают только на второй год после опыления. Деревья дают семена в 25-30 летнем возрасте. Наиболее обильные урожаи шишек наблюдаются в 100-200-летних лесах.
        Кедровые орешки очень вкусные и полезные, содержат в ядре до 50% масла, белок, крахмал, много витаминов и микроэлементов. Зимой дороги и дорожки всего поселка были засыпаны скорлупками семян кедра. Лакомились орешками и старики, и дети.

       В средствах массовой информации сейчас часто появляется информация о варварском истреблении кедра, особенно на Дальнем Востоке. Кедровую сосну легко вырубить, но трудно вернуть на прежнее место. Это медленно растущая культура. В природе основным распространителем сибирского кедра является птичка кедровка, которая заготавливает орехи для собственного пропитания. Но она по своей растерянности дает жизнь и молодому кедровнику.Постоять бы сейчас прижавшись телом к этому дереву-исполину, ощутить легкую дрожь ствола от мощных порывов ветра, сотрясающих его огромную пушистую крону!

        Еще одно удивительное растение Забайкалья, которое в Петровск-Забайкальском районе распространено особенно широко, местами образуя значительные заросли, - черемша (его называют еще луком медвежьим). Это в тайге первый подножный корм: черемша появляется, едва только сойдет снег. Растет она очень быстро, местами хоть косой коси. На одном гектаре ее вырастает до десяти тонн!

        В черемше много эфирных масел и фитонцидов, в ста граммах листьев витамина С больше, чем в килограмме лимонов. О вкусе и говорить не приходится.
       Едят ее в салатах и винегретах, в супах и пельменях, используют для начинки пирогов, при приготовлении различных мясных блюд вместо лука. Квашеную или соленую черемшу употребляют в качестве закуски. А лучше всего под водочку она идет свежая просто с хлебом и солью. Для удаления сильного запаха черемшу перед засолкой или квашением обдают кипятком, а чтобы уничтожить запах изо рта, достаточно пожевать веточку петрушки. А и вонять будет – ничего страшного, зато не будет цинги!

         По-моему нет в Забайкалье более чудесного периода в природе, чем цветение рододендрона даурского, называемого в народе багульником. Цветение багульника по красоте не уступит видимо и цветению сакуры в Японии. Обычно он начинает распускаться в начале мая. Нередко после начала цветения выпадает снег и цветам этого кустарника приходиться несладко.

        Необычное растение забайкальский багульник! Зимой принесёшь его из лесу и поставишь 23 февраля в воду. И вот неделю стоит он метёлкой в вазе, совсем не меняясь. Но постепенно начинают набухать почки, прикрытые шоколадной блестящей корочкой. И однажды утром, как раз накануне 8 марта, вдруг раскроются розовато-малиновые лепестки, напоминающие яблоневый цвет, с тоненькими, прозрачными тычинками. Комната сразу преобразиться и появиться ощущение весны, хотя на улице еще лежит снег и не скоро исчезнут забайкальские морозы.
       Непонятно, как у этого грубого кустарника с плотными глянцевитыми листочками, похожими на брусничные, могут быть такие нежные цветы.
       Мы привозили зимой в качестве сюрприза ветки багульника в Белоруссию и они там поставленные в воду распускались, производя эффект настоящего чуда.

    Саранки
       А еще цветут в июне – июле удивительные лилии, которые называют саранками. Цветки у саранок розовые, сиреневые или темно-пурпурные, редко белые, с темно-пурпурными пятнами. Они издают слабый аромат, который к ночи усиливается. Говорят, что луковицы этого растения съедобные и приятные на вкус.

       Летом в тайге много грибов. Удавалось иногда собирать вдоль строящейся дороги маслят. Здесь бывают большие урожаи груздей, рыжиков. Собирать грибы в Забайкалье сложнее, чем в Белоруссии, где более-менее равнинная местность. Тут приходится все время быть в напряжении то поднимаясь, то спускаясь по склонам сопок. Постоянно нужно соблюдать баланс, чтобы не упасть, ступая на наклонные поверхности, покрытые скользкими опавшими иголками сосен и лиственниц. Спускаться с сопок сложнее, чем подниматься.

       Сын, общаясь в детском саду с местной ребятней, постепенно перенимал от них местный говор, научился, кушая первое блюдо, периодически запивать его компотом. И эта привычка впоследствии сохранялась у него долго.   
       Разговорная речь забайкальцев необычная и очень интересная. Приведу для примера пару фраз из разговора двух женщин:

        "- Ой, я про свои грузди забыла. Натаскала, насолила, до сих пор в огороде стоят. Заташшить в подпол некому. Но грузди бравы получилис. Завтре жива буду пирогов напяку. За вечорошним столом угошшать буду. Приходи".
        "- А мои на Байкале отдыхали, дак внук камней бравых насобирал тайком от родителей, а один был такой бравушший, шибко на страусинно яйцо похож, тока малось помене будет. Столкал в большу сумку и помалкиват. Тока кады домой приехали, он мне имя похвасталси! Отец ажно осерчал: ежли б знал, на тебя бы сгрузил! Каво потома то бухтеть? Гламно - привез!»

       
        Местное население поселка было разномастным. В основном это работники лесозаготовки и лесопереработки, железнодорожники, охотники, поселковая интеллигенция. Часть жителей составляли личности с темным прошлым, которые после отбытия тюремного срока были определены на временное поселение, женились или вышли замуж, да так и остались в поселке. Многие из них не имели постоянной работы, промышляли в тайге охотой и рыбной ловлей, занимались сбором ягод, грибов, орехов и других даров природы.

       Работа лесоруба очень трудоемкая, технологически сложная и опасная. Тяжелая спецодежда, обувь, оборудование, мошка, холод и жара, труднодоступные таежные районы – вот условия, в которых работают эти специалисты. Не многие знают, что падающие, спиленные деревья составляют лишь небольшую долю риска этой профессии. Куда чаще рабочие страдают от повреждений техникой, да и просто от обморожений. В те далекие времена, когда мы строили дорогу, а в лесу за благо считали бензопилу «Дружба», бытовал такой анекдот:

       «Привезли в забайкальский лесхоз новые японские мотопилы. Решили лесорубы их испытать. Запустили двигатель одной пилы и поднесли к ней сосновую ветку. Дзинь, - сказала пила и разрезала ветку пополам. Ого! – сказали лесорубы. Поднесли лесорубы к пиле тонкое бревно. Дзинь, - сказала пила и разрезала бревно пополам. Ого!! – сказали лесорубы. Поднесли тогда к пиле толстое бревно. Дзинь, - сказала пила и разрезала и это бревно пополам. Ого!!! – сказали лесорубы. Поднесли они пилу к самому толстому дереву. А пила опять ответила тем же звуком и в два счета перепилила самое толстое дерево в тайге. Ого-го!!! – сказали лесорубы и сильно задумались. Затем поднесли они к пиле лом. Хр-р-р, - сказала японская пила и сломалась. Ага-а!!! – задорно воскликнули забайкальские лесорубы».


    Хохотуйские лесорубы


       Местные поселковые ребята, не знавшие куда деть собственную энергию, были задиристыми и драчливыми, пьянствовали. Был у нас случай, когда пьяная и вооруженная охотничьими ружьями и обрезами группа молодежи и молодых мужиков ворвалась после отбоя на территорию части и устроила стрельбу в одной из казарм. Они точно знали, что штатного оружия в части не было.
       Ответом на эту хулиганскую выходку был молчаливый сговор солдат, когда после отбоя две роты покинули расположение батальона и с ремнями в руках ушли в поселок устанавливать статус-кво.

    Сельский дом культуры

       Молодые офицеры ходили в сельский дом культуры на танцы только группами, т.к. вечером одному можно было нарваться на кулак.
       У местного люда преклонного возраста в красном углу избы вместе с иконами зачастую в рамках висели и портреты атамана Семенова, ярого противника советской власти. Естественно отношения к военным дорожникам и их семьям со стороны отдельных пожилых посельчан и молодежи были зачастую натянутыми и не всегда добрыми. Сказывалась значительная разница в материальном положении семей офицеров и местного населения.
       Нормальной одеждой в поселке считались чистые ватник или телогрейка, кирзовые сапоги. А тут хорошо одетые офицерские жены и дети. Наших женщин за глаза, а и иногда в лицо при конфликтных ситуациях местные называли офицерскими подстилками.
      
       Другой раз виноваты в этом были и мы сами, настойчивые и амбициозные молодые люди, в основном выросшие и воспитанные в наиболее развитых западных и центральных регионах Союза и имевшие представления о более высоком уровне цивилизации, чем местное население.
       Однако мы не были приспособлены к существующим здесь суровым условиям жизни. А потом сказывалась присущая молодости беспечность! Например, пришла предлинная забайкальская зима и никак не уходит. Дрова у молодых семей без детей и тем более холостяков заканчиваются и наш народ потихоньку начинает их подворовывать у соседей-хохотуйцев, которые по привычке сложили их в огромные поленницы возле заборов, выходящих к самому длинному ДОСу. А кому предъявишь претензию, если не поймал за руку? Да и не будешь же возле забора в 30-40 – градусный мороз целую ночь сидеть, чтобы поймать вора. 
       Эти нехорошие дела со стороны наших ребят прекратились сразу же, когда произошло несколько случаев взрывов охотничьих патронов в топках печей, от которых вырывало топочные дверцы и выворачивало варочные поверхности. Заряды умело были спрятаны в просверленные и мастерски закрытые полости поленищ.
     
        Справедливости ради надо конечно отметить, что забайкальцы в большинстве своем были добрыми бесхитростными людьми, готовыми придти на помощь. Мы отвечали им взаимностью. Очень хорошо нас выручало свежее коровье молоко, произведенное на душистых и целебных травах и таком же сене, которое мы покупали у нашего ближайшего соседа Рябузова Александра Ивановича – заведующего складом деревообрабатывающего предприятия.
     
        В Хохотуе мы впервые попробовали чай с молоком или скорее молоко с чаем. Местный рецепт чая, позволяющий быстро согреться после переохлаждения, использую при необходимости и сейчас.


    Сенокос

        Однажды, когда мы асфальтировали съезды с нашей дороги в поселке, Александр Иванович обратился ко мне с просьбой заасфальтировать ему двор т.к. в непогоду на нем много грязи. Одна машина асфальта и 15 минут работы людей позволили быстро решить ему эту проблему. Затем уже я, решив построить сарай для хранения дров и ненужных вещей, обратился к нему с просьбой помочь с досками. Рано утром следующего дня распугивая живность сельчан на улице, шумя цепными приводами колес и воющей трансмиссией, появляется лесопогрузчик, напоминающий по виду паука, несущий в своем чреве огромную стопку необрезной доски. Сарай такой большой получился, что я своим соседям по дому предложил воспользоваться его свободным пространством.
        Неоценимую помощь мне оказывал и работающий в местном Лестрансхозе специалист по топливной аппаратуре Сальников Василий.
     
       Благодаря совместным действиям поселковой администрации и военного гарнизона на одной из самых высоких сопок была установлена вышка ретранслятора, которая позволила принимать две программы центрального телевидения.    
       Появился и у нас в квартире черно-белый телевизор «Рекорд», чуть ранее его стиральная машина. Моя офицерская зарплата и зарплата жены давали возможность иметь в семье хороший материальный достаток. В магазинах города Петровска-Забайкальского и поселках района можно было приобрести хорошую одежду и обувь, а в поселке Вознесеновка в Бурятии, где производилась совместно с японцами добыча руды, и суперсовременные для того времени товары и радиоаппаратуру. 

       
    Продолжение следует.


    Категория: Дорожная рапсодия. Часть 2 | Добавил: defaultNick (13.02.2012)
    Просмотров: 762 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 1
    1  
    Алексей Анатольевич, огромное спасибо за Ваши меткие изречения. Сейчас эти воспоминания кажутся очень забавными. Были мы в гостях у Калиткина А.Ф. зимой в Хохотуе, да, сложно было Вам пережить зимний период, т.к. на расстоянии 1м от горящей печи уже было холодно. Но почему же у нас в Петровске в таких же ДОСах мы жили круглогодично с открытой форточкой и даже при 40-50 градусах с минусом. Значит Ваши ДОСы собирались неоднократно.Слава Богу остались все живы и с прекрасными воспоминаниями!!!!

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Время жизни сайта


    Copyright MyCorp © 2017Конструктор сайтов - uCoz