Вторник, 17.10.2017, 08:58

Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Наши публицисты
Военная и творческая биография. [1]
Воспоминания (в стихах). [1]
Размышления вслух (в стихах)
Чтобы не ушло в небытие (часть 1) [1]
В семье, где я рос, не баловали, была разумная строгость мамы и бабушки...
Чтобы не ушло в небытие(часть 2) [1]
...Службой, как и бытом я не тяготился. Деревенская закалка и отсутствие в нашем доме роскоши позволяло чувствовать себя спокойно, быть, в некотором роде, оптимистом.
Чтобы не ушло в небытие (часть 3) [1]
Мне в жизни везло на хороших людей. за что им благодарен.
Чтобы не ушло в небытие (часть 4) [1]
Впереди идущим всегда тяжело. У них замечают малейшие недостатки.
Чтобы не ушло в небытие (часть 5) [1]
Слухи о передислокации бригады подтвердились...Какая "радость" в семьях офицеров от известия о переезде, да еще куда - на Дальний Восток.

Мини-чат

Форма входа

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Главная » Статьи » п-к Асипкин А.И. » Чтобы не ушло в небытие (часть 3)

    Асипкин А.И. Моя служба в ВС СССР.
     
    Чтобы не ушло в Небытие…
             Часть вторая.
    Я командир роты в мехбате
    (Приозерский противоракетный полигон. ТуркВО, Гарнизон 137 км.)
    и начало службы в 146 ОДСБр.

              СЛУЖИТЬ БЫ РАД!

    ПРИСЛУЖИВАТЬСЯ ТОШНО!                                                                                                                                                                                                                                                                                             

      Грибоедов." Горе от ума."


      … Трудности и та нервозность в батальоне меня настораживала, но не пугала. К ним я уже привык до этого, проходя службу на «28 квартале». Требовались только сдержанность, терпение. Свои эмоции старался не выбрасывать наружу. Я, относительно быстро вошел в курс дел автороты, без каких-то проблем. С командиром роты, командирами взводов и старшиной роты у меня сложились самые хорошие отношения. Коллектив был дружный, работящий.
         Замечу, что в нашем батальоне строго контролировался график ремонта и техобслуживания машин и механизмов на каждый месяц. Не в меньшей степени и контролировался приказ – наряд на выход техники, утверждаемый ежедневно, а также занятия по боевой и политической подготовке, парко – хозяйственные дни.


           Надо учесть еще и то, что солдаты и сержанты срочной службы, а они были военными строителями, получали зарплату. Для этого в ротах имелись нормировщики из числа гражданских лиц. Они то и закрывали наряды на выполненные работы на каждого военного строителя. Командованием части очень здорово спрашивалось с командиров рот за выполнение норм выработки и выход личного состава на производство, т.к. из зарплат военных строителей удерживались деньги за обмундирование, питание. Кстати, в войсковой части 41687, где я служил раньше, была такая же хозрасчетная система. Так, что понятно, что командирам рот приходилось, в полном смысле, крутиться.
      

          В должности заместителя командира роты по техчасти я был чуть больше года. И дело вот в чем: в нашем батальоне начались серьезные перемещения в его командном составе. Так, командир подполковник Яковлев увольняется в запас. На его место назначается майор Давыдов А.В. Переводится начальник штаба майор Шустов, на освободившуюся должность назначается капитан Дмитриев Г.П. Вместо ушедшего не повышение майора Давыдова заместителем командира по техчасти назначается майор Малмыго С.М. В октябре, по-моему 1966 года меня назначают командиром автороты. Вскоре был уволен в запас старшина, теперь уже моей роты. На эту, я бы сказал, серьезную должность, назначается старшина-сверхсрочник Тарновский А.В. Увольняется в запас и командир автовзвода сержант сверхсрочной службы Скороход Н. От него дела и должность принимает сержант Ключник К., оставшийся на сверхсрочную службу. Так что в то время забот и работы хватало. К тому же, я дела и должность замкомроты по техчасти передал прибывшему на мое место лейтенанту Терехову. Опережая время, хочу сказать, что его вскоре переведут в другую часть, как и капитана Черемухина Ю., бывшего на этой должности у меня в роте. Третьим по счету моим замом по техчасти был мл. лейтенант Кислов Г. Чтобы не было никаких кривотолков, поясню, что никаких рапортов о их переводе из роты я никогда не подавал. Командованию батальона за короткое время становилось ясно, кто на что способен в службе, в работе. Да забыл я, что в то время вместо заместителя командира части по снабжению майора Гринберга М. был назначен капитан Рымзин А.П.

        У меня с командирами рот сложились хорошие, деловые отношения. Да, в общем-то, и в батальоне существенно изменился «психологический климат».
       Впереди нас ждала очередная зима. Тяжело заводилась техника. Чтобы организовать ее выход согласно приказ – наряда, я и мой зам по техчасти и командиры взводов приезжали в роту на подъем личного состава. Водители и машинисты завтракали в первую очередь, после подъема и умывания, и строем шли в парк роты. В отапливаемых гаражах находились только автобусы, дежурная машина и машина для перевозки людей, а также легковой автомобиль командира части.
        В зимний период требовался еще больший контроль за работой техники на объектах.  Поломки вели к срыву работ, что было недопустимо. В теплое время года трудностей становилось меньше, но расслабляться и тогда не приходилось. Такова специфика службы в мехбате.
        Конечно, нельзя сказать, что в батальоне ничего не делалось, чтобы облегчить работы по запуску машин зимой. Приобретались ТУКРы (теплоустановки), водопаронагревательные установки для подогрева двигателей. В бытность, как говорится, Давыдова командиром батальона был снят с должности его заместитель по техчасти майор Малмыго. Причины не стану здесь излагать, почему и как, но так было. На эту должность назначается капитан Ковшов В.Д., главный механик батальона. На должность же главного механика был назначен ст. лейтенант Мартыненко В.

    Офицер политотдела 32 УИРа вручает грамоту командиру 3-й роты Шпаковскому А.А.
     

           Я немного оторвусь от службы в мехбате. В то время моей семье предоставили другое жилье, в более теплом доме. Переехали сразу же. Условия были получше, но тоже в сборно-щитовом доме. Проблема дров не исчезла: не настолько тепло держалось зимой, чтобы не топить печь, хотя отопление центральное было. Холодных зим нам пришлось пережить еще немало, включительно по 1971 год, в Приозерском гарнизоне.
        Подрастал сын. Жалко, что я ему мало уделял внимания и времени. Абсолютно правильно говорят, что если в доме все хорошо, то и служба у мужа идет хорошо. Я это здорово почувствовал на себе. В основном – служба у меня шла нормально. Рота была на хорошем счету. Выполняла план, выход личного состава на производство выдерживался плановый. Иногда поощрялся и я, правда, денежных премий нам, командирам рот, не давали.
       30 января 1968 года в семье у нас родился второй сын. Помните, мы его назвали Женей в память о погибшем товарище, Жене Федотове. До того, как супруга с сыном приехали домой из роддома, мне нужно было подумать, как быть с Сашей, нашим старшим сыном. Ему тогда шел пятый годик. Выкручивался, как мог, по-разному. Командир роты всегда нужен, чтобы разрешили кратковременный отпуск по семейным обстоятельствам – целая проблема. Тебя понимают, вроде бы, но, поди, же. Ты нужен. Все это не омрачало радости от рождения второго сына. Хлопоты – заботы у Нины еще увеличились. Понимал я это и старался ей помочь растить детей, насколько позволяла служба.



           Вернусь, между тем, к службе. 14 сентября 1968 года мне присваивается очередное воинское звание «капитан» До этого хорошего события в службе, в 1967 году я решил поступать в Высшее военное училище. Надо было сделать операцию, чтобы пройти медкомиссию. Хронический тонзиллит – такое вот заболевание. В мае 1968 года мне сделали операцию. Но поступать не пришлось. Причина единственная – не было кому передать дела и должность командира роты. Учиться заочно не смог бы из-за отсутствия достаточного времени для этого, я так считаю. Операция же помогла мне переносить простудные заболевания в дальнейшем, стало меньше беспокоить горло.
          В 1969 году, естественно, в отпуск с семьей я не ездил. В такую дорогу с малым ребенком не рискнули, и, думаю, правильно сделали. Я помогал, повторюсь, супруге, но все таки основная тяжесть была на ней.
          Когда пишу эти строки я еще большим уважением проникаюсь к дорогому и любимому человеку, своей супруге, Нине Тимофеевне. В то время мой брат, Ваня, отслужил срочную военную службу. На короткое время приехал домой, а затем уехал в Гродно, где служил в армии, женился. Такая вот помощь получилась от нас маме и бабушке. Что сделаешь – жизнь есть жизнь. Конечно, связь с родными моими и супруги мы поддерживали. Сообщили и о рождении второго внука, чему они были рады. Каждое письмо от родных для нас – как ожидаемая встреча с ними, что позволяло нам не чувствовать оторванности от них.
          По моей просьбе, изложенной в рапорте, для моей семьи из 4-х человек выделили квартиру на «4-й площадке» в многоэтажном доме. Отпала забота о дровах, отоплении, запасах воды, ее подогреве и других неудобствах быта.
         В отпуск мы выбрались, когда нашему младшему сыну, Жене, было около двух лет. О трудностях поездки с детьми я не буду рассказывать. Дети есть дети. Самолеты, поезда, автобусы – все было, и к месту проведения отпуска, и обратно. Тем не менее, дети, да и мы тоже отдохнули дома неплохо.

         Хотел бы напомнить, что после маршала Советского Союза Малиновского Р.Я., ушедшего из жизни в 1967 году, Министром обороны стал маршал Советского Союза Гречко А.А. С его назначением изменилась форма одежды офицерского состава. При ношении брюк в сапоги обязательно нужно было одевать китель с портупеей. До этого можно было в жаркое время года китель с портупеей не носить. А в Казахстане жара, дай бог какая. Так Гречко решил укрепить в/дисциплину, как тогда говорили – по всем направлениям.
            Вот так бы «усиливали», улучшали условия службы и быта офицеров и сверхсрочников. Знавал, как некоторые поняли по своему укрепление в/дисциплины и повышение требовательности. Однако, не они, в конечном счете, делали, что называется, погоду в армии. «Закручивать гайки» много ума не надо, когда делается это только силовыми методами.
             Служба моя, само собой, понятно, продолжалась. За время командования батальоном майором Давыдовым я «успел» дважды «посидеть» на гауптвахте. Причины: его вспыльчивость и мое неумение молчать, когда тебя незаслуженно оскорбляют. Однако, по его представлению я был награжден медалью «За воинскую доблесть» в честь 100-летия со дня рождения В.И.Ленина. Давыдов (при всем таком характере) умел отличать трудягу от бездельника, хорошее от плохого. Зла на меня Давыдов никогда не имел.
           При всем таком характере командира батальона, майора Давыдова А.В. в батальоне организовывались и проводились на высоком уровне культурные, спортивно-массовые мероприятия, различные конкурсы. В УИРе также среди частей устраивались смотры-конкурсы на лучшие бытовые условия, спортивную работу. Проводились сборы с офицерским составом, другой категорией военнослужащих. Напомню, что заместителей командиров рот по политчасти у нас пока не было, на то время, видимо, из-за их нехватки.

    Офицеры в/ч 58119.Слева направо:Дмитриев, Ковшов, Кивиоя, Подберезкин. Внизу Быченков, Мартыненко.

           Кадровые изменения в нашем батальоне продолжались. Замполитом батальона был назначен командир 3-й роты капитан Шпаковский А.А.  Перевели в другую часть командира 2-й роты капитана Кивиою В.Л. На их место прибывали другие офицеры, в том числе и молодые, окончившие военные училища.
           Вскоре батальон пополнился заместителями командиров рот по политчасти. Ко мне в роту был назначен замом по политчасти  лейтенант Подберезкин А.Н. Он произвел на меня хорошее впечатление. Можно сказать, что с замполитом мне повезло. Работать в роте стало легче. Инициативный, аккуратный, всегда подтянутый, требовательный офицер, он целый ряд вопросов взял на себя.
    «Стариками» в ротном звене остались я и Радченко Валентин.
           Было как-то грустно, когда майор Давыдов А.В. уходил на другую должность в УИР. Он и сам выглядел мрачноватым. Оно и понятно: сколько лет и сил было отдано им мехбату. Говорили Александру Васильевичу добрые слова его заместители, командиры рот. На должность командира батальона был назначен начальник штаба майор Дмитриев Геннадий Павлович. На должность начальника штаба назначается капитан Александров, офицер из другой части. Со временем я убедился, что он не горлодер, не кичлив, а спокойный, уравновешенный офицер.

    Президиум торжественного собрания: Дмитриев, Шпаковский, Ковшов, Рымзин, Александров.

        «Климат» в батальоне стал совсем другим. Задачи, поставленные батальону, выполнялись не хуже, если не лучше. Я тому был свидетель, не сторонний наблюдатель, а живой участник жизни в батальоне. Вообще, вкусить хлеб, как говорится, начальника штаба мне довелось, временно исполняя эту должность, оставаясь за начальника штаба, когда тот уходил в отпуск. Не знаю, почему, но мне такое доверие оказывалось.
        Запомнился мне 1970 год еще и тем, что наш старший сын Саша 1 сентября пошел в 1-й класс. Забот, конечно, хватало с подготовкой его к школе. Выглядел он даже неплохо в новой одежде и обуви. Проводила его в школу и встречала из школы Нина. Младшему сыну, Жене, тогда шел третий год. Требовалось уделять достаточное внимание обеим сыновьям, в разной степени, конечно.
     

        Зима 1970 – 1971 годов была последней в моей службе в должности командира роты. Весной, по-моему, в марте месяце меня вдруг вызвали в УИР. Как оказалось, на собеседование. Мне предложили должность начальника штаба во вновь формируемом батальоне Отдельной дорожно строительной бригады. Командиром батальона уже было предложено быть заместителю командира мехбата по техчасти  майору Ковшову В.Д. Мы с ним встретились в УИРе. Поговорили и согласились с предстоящими изменениями в службе, о чем каждый из нас и доложил представителям комиссии, занимающейся вопросами формирования частей. Мне было сказано: ждите приказа о назначении на должность начальника штаба батальона.
            Я не собираюсь, что-то говорить за Владимира Дмитриевича Ковшова. Почему его выбор на должность начштаба пал на меня, не знаю. Дело его. Видимо, без ложной скромности, скажу, что служил я, в общем-то, неплохо. Он меня хорошо знал, как и я его. Ковшова В.Д. я уважал, как толкового, знающего и умеющего организовывать дело не только, что касается эксплуатации и ремонта техники, но и жизнь, и деятельность целых воинских коллективов. Настойчивости у него было много, без самодурства, кичливости и хамства. Он любил порядок и дисциплину, не унижал военнослужащих, а требовал как и подобает старшему начальнику – командиру. Ковшов В.Д. не терпел волокиты, решал вопросы быстро. А уж, поверьте мне, по службе мне приходилось много раз обращаться к нему, будучи зампотехом и командиром роты.
          Я никогда не раскаивался, что связал свою судьбу с дорожной бригадой, в которой находился и наш 1719 Отдельный батальон механизации дорожных работ, куда я был назначен начальником штаба 15 апреля 1971 года. С получением приказа о моем назначении я за короткое время передал дела и должность командира автороты своему замполиту роты Подберезкину А.Н. Майор Ковшов В.Д. также сдал должность в мехбате. Вдвоем мы занялись, как говорят в армии, сколачиванием своей части. Это оказалось не простым делом – по всяким причинам прибытие офицеров из других частей в нашу часть затягивалось.        
            Понятно, кого УИР отдавал в батальоны бригады: не лучших офицеров, сбрасывая, таким образом, в основном, ненужный контингент военнослужащих из частей. Офицеры прибывали и тогда, когда наш батальон был передислоцирован из Приозерска на новое место. Только одна грузовая автомашина в самом начале была у командира  Ковшова В, Д. Его личными стараниями сделано в то время многое. Только небольшое количество личного состава мы получили в батальон в Приозерске. Сформировали первое подразделение в составе 1-й роты. Естественно готовились к переезду к новому месту службы. Семьи офицеров брать не разрешалось. Пришло время следовать в дорогу. Заранее до погрузки эшелона все было продумано до мелочей и подготовлено. Время для погрузки вагонов строго ограничивалось железной дорогой. Мы их требования старались выдерживать. Вот где проявились инициатива, требовательность и деловитость Владимира Дмитриевича. Погрузились вовремя, наш небольшой эшелон подцепили к одному из поездов и мы поехали. До конечной станции Бесколь доехали без происшествий, отставших в пути следования не было. Согласно распорядку дня и расписания с личным составом проводились занятия. Была организована соответствующая служба в эшелоне. Все это контролировалось. Крутились все, как говорится, офицеры батальона. На железнодорожной станции Бесколь (по прибытии эшелона) сдали установленным порядком железнодорожным службам вагоны, оборудование, инструмент.   
          Личный состав был перевезен в освобожденную казарму в Уч Арале (на время, конечно). Там уже находились подразделения других формируемых подразделений бригады.

       

    Семиречье. Отроги Заилийского Алатау. Алаколь, Сасыкколь, Джанашколь. Джунгарские ворота. Красота неописуемая.

         Местом дислокации нашего батальона был определен поселок Бесколь. План размещения штаба, рот, столовой, клуба и других зданий, объектов разрабатывался тщательно, под контролем командира. Считаю, что он, план военного городка, был очень удачным, компактным. Решено было, не дожидаясь постройки казарм, установить палатки, организовать (в целом) полевой лагерь.


         Палаточный городок – не простое дело. Существуют строгие правила его «посадки» по утвержденному плану. Погода позволила нам заниматься устройством полевого лагеря, он был, по-моему, и удобным и красивым.
         К нам в батальон начали прибывать командиры рот, взводов. Прибыл и заместитель командира батальона по политчасти майор Нидзиев Н.В., зам комбата майор Тихонов М., чуть позже – зам командира по техчасти майор Вострухин А.В. Чтобы не было вопросов по прибытию заместителя командира по снабжению, поясню: он был назначен к нам еще до погрузки эшелона. Это офицер – капитан Запровальный П.Г.


          Хорошим командиром роты оказался прибывший в батальон ст. лейтенант Глазунов В. Его личный состав занимался строительством столовой, казармы, других зданий. Сам Глазунов имел большой опыт в строительстве. Командиры двух других рот были малоопытны и медлительны. Командирами взводов прибывали офицеры, призванные на 2 года, а некоторые – от них просто «избавлялись» в разных частях. Такими же были и начальники служб, кроме начальника вещевой службы. Последний окончил училище и был направлен к нам на укомплектование батальона.

      



             Далее скажу кратко: до наступления холодов закончили строительство столовой, штаба, клуба, казарм, магазина, КПП, медпункта, а также ряд строений для ведения подсобного хозяйства. Не забыли и о футбольном поле, спортивных площадках. Все делалось толково, опять – таки, под контролем.

     

     
     

    Категория: Чтобы не ушло в небытие (часть 3) | Добавил: defaultNick (21.01.2012)
    Просмотров: 1674 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 1
    1  
    Спасибо Александр Иванович!

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Время жизни сайта


    Copyright MyCorp © 2017Конструктор сайтов - uCoz